2 ноября 1721 - Царь Петр I принял титул Петра Великого, императора Всероссийского, а Россия стала империей
/ /
Просмотров: 117 / Коментариев: 0


2 ноября 1721 г. Петр I принял титул Великого, отца Отечества, императора Всероссийского, а Россия стала империей После победы в Северной войне (1700-1721) и заключения 30 августа (10 сентября) 1721 года в городе Ништадт мирного договора между Россией и Швецией, Сенат и Священный синод решили преподнести царю Петру титул императора всероссийского со следующей формулировкой: «как обыкновенно от римского сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статутах для памяти в вечные роды подписываны». 2 ноября 1721 г. Пётр Алексеевич по прошению сенаторов принял титул Великого, отца Отечества, императора Всероссийского, а Российское государство стало империей. Таким образом, были официально закреплены результаты победы над могучим Шведским королевством, создания абсолютистского государства и признания за Россией странами Западной Европы авторитета великой державы. Голландия, Пруссия и Швеция признали новый статус России при жизни Петра, Османская империя в 1739, Англия и Австрия в 1742, Испания и Франция в 1745 и, наконец, Польша в 1764 году.

Во время правления Петра Алексеевича (с 1682 по 1725 год) произошло много важных событий. Как совершенно верно отметил А. С. Пушкин: «А Петр Великий, который один есть целая всемирная история!» На становление личности Петра оказал огромное значение Стрелецкий бунт 1682 года и влияние Немецкой слободы. После устранения от власти Софьи в 1689 году Пётр стал править самостоятельно. В 1695-1696 гг. было совершено два Азовских похода, в результате которых Россия получила опыт строительства флота и закрепилась на берегах Азовского моря, захватив сильную турецкую крепость Азов. Это укрепило позиции России на южном стратегическом направлении. Правда, в 1711 году, в результате неудачного Прутского похода, Петру пришлось вернуть Азов туркам.

Победа над шведами в кровопролитной и затяжной Северной войне (1700-1721) вернуло Российскому государству выход к Балтийскому морю. Этот шаг укрепил военно-стратегическое и экономическое положение государства. В 1703 году Петр Алексеевич основал новую столицу государства – Санкт-Петербург. В результате Каспийского (Персидского) похода в 1722-1723 годах Российское государство приобрело территории на юго-западном побережье Каспийского моря. В сентябре 1723 года персы подписали соглашение, по которому признали за Россией западное и южное побережье Каспийского моря с городами Баку и Дербент и областями Гилян, Мазендеран и Астрабад. Однако после смерти Петра, правительство Анны Иоанновны посчитало, что этот регион бесперспективный и он был оставлен. Кроме того, продолжалось освоение областей на Востоке. Был основан Омск, Усть-Каменогорск, Семипалатинск и другие города-крепости, присоединена к России Камчатка.
По инициативе Петра Алексеевича была проведена целая серия реформ (многие не были завершены), которые затронули практически все сферы жизни государства и общества – от военного дела и промышленности до религии, быта, образа жизни людей. Для модернизации страны был использован опыт западноевропейских стран в военном деле, в развитии экономики и культуры. В России была введена рекрутская повинность и обязательная военная служба дворян, построен сильный Балтийский флот, завершен процесс создания регулярной армии. Был проведён ряд реформ в области государственного управления: в 1711 году учрежден высший орган государственной власти и законодательства - Правительствующий Сенат; 1717—1721 годах создали исполнительные органы управления – коллегии (Иностранных дел, Военная коллегия, Адмиралтейств-коллегия, Вотчинная коллегия, Коммерц-коллегия, Берг-коллегия, Мануфактур-коллегия, Юстиц-коллегия и др.); в 1701 году был упразднен патриархат и с 1721 года его заменили высшим государственным органом церковно-административной власти - Святейшим Правительствующим Синодом, церковь была полностью подчинена государству; в качестве высших контрольных органов были учреждены должности генерал-прокурора и обер-прокурора, которые напрямую подчинялись государю; для решения городских дел был создан Главный магистрат, которому подчинялись городские магистраты всех городов; 1708—1715 гг. была проведена областная реформа, созданы первые 8 губерний во главе с губернаторами, наделёнными всей полнотой судебной и административной власти, имевшими и военные функции.

В стране была проведена судебная реформа, серия финансовых реформ, реформа самодержавия – царь в 1722 г. издал указ о порядке престолонаследия, серьезные изменения произошли в области сословной политики, образовании и науке. Практически нет сферы жизни, которую не затронули реформы Петра.

В российской историографии Петр Алексеевич считается одним из наиболее выдающихся государственных деятелей, который определил направление развития Российской империи. В то же время единства в оценке его деятельности нет. Одни исследователи восхваляют Петра Великого, считая недостатки его правления незначительными. Вторые сосредоточены на его критике, подчёркивая жестокость его методов, крайнее напряжение людских и материальных сил, незначительность внешнеполитических успехов, чрезмерное увлечение европейскими порядками и вестернизацию России, разделение русского общества на два «народа»: «господ» (дворянства воспитанного на основе европейской) культуры и остальное население. Третьи – можно назвать их «объективистами», признают заслуги в деятельности Петра Алексеевича, но показывают, одновременно, многие недостатки его реформ.

Среди «панегиристов» Михаил Ломоносов, который восторгался деяниями Петра. В. Н. Татищев, активный участник петровских преобразований, политический деятель и историк, прославлял Петра и его эпоху. В работах князя М. М. Щербатова, наряду с восхвалениями реформ Петра Алексеевича, направленной на экономическое и культурное развитие государства, а также его успехов во внешней политике и военном деле, звучит и критика деятельности в социально-политическом плане. Щербатов прямо обвиняет Петра I в унижении былого значения аристократии, древних боярских родов, ущемлении их законных прав и привилегий. Кроме того, Щербатов обвиняет Петра в нарушении нравственной чистоты патриархальных отношений, внедрении западных норм.

Видный писатель, публицист и историк конца XVIII в. и первой четверти XIX в. Н. М. Карамзин также видел в царе-реформаторе больше величия, чем всего остального. Он высоко оценивал личные качества императора, называл его «великим мужем». По его мнению, победа в Северной войне, мероприятия Петра в области экономики и просвещения поставили Российское государство на видную ступень в политической системе Европы. В то же время Карамзин увидел недостаток в том, что тот «присвоил обычаи европейские» и «страсть к новым для нас обычаям преступило в нем границы благоразумия». Историк выразил своё неприятие такими мерами Петра, как ликвидация патриаршества, подчинение церкви государству, перенос столицы из Москвы в Петербург, ломке старых обычаев.

Интересно отметить, что взгляды великого русского писателя А.С. Пушкина и ранних славянофилов – И. В. Киреевского и А. С. Хомякова, в оценке реформа Петра, имеют больше сходства, чем расхождений. В «Заметках о русском дворянстве» Александр Пушкин подчеркивал мысль о том, что «Петр I одновременно Робеспьер и Наполеон. (Воплощенная революция)», а отношение к обоим французским деятелям, рожденным французской революцией, было в то время в русском обществе негативным. Робеспьера ненавидели за его жестокость и беспощадность, Наполеона в дворянской России считали тираном и злодеем за развязанные им завоевательные войны в Европе, а за вторжение в русские земли – простой народ считал его антихристом. Пушкин планировал написать историю Петра Великого (она не была завершена) и для этого перечитал все документы, относящиеся к жизни великого реформатора, все сочинения о нём, был допущен в императорский архив. Государь Николай был благосклонен к писателю и допустил его в «святая святых», Пушкин получил доступ к делам первой супруге царя Евдокии Фёдоровне, царевича Алексея Петровича, также к делам бывшей Тайной канцелярии. В результате писатель стал крупным специалистов по эпохе Петра, даже историк М. П. Погодин, консультировался у Пушкина, считая его в этой области бесспорным авторитетом. Пушкин, изучив массу документов, постарался объективно передать эпоху Петра, показывая не только достоинства, но и недостатки исторической деятельности и личности Петра I. Поэтому когда император Николай ознакомился после смерти Пушкина с его незавершенным трудом о царе-реформаторе, он указал: «Сия рукопись издана быть не может по причине многих неприличных выражений на счет Петра Великого».

Славянофилы считали, что Пётр приложил немало усилий для искоренения традиций «Святой Руси», усилил расслоение общества, привел к образованию пропасти между дворянством и простым народом. Ранние славянофилы осуждали жестокость и лютость, с которой были проведены петровские реформы. Пушкин и славянофилы отметили, что указ о престолонаследии (1722) уничтожил всякую законность в порядке наследования престола, и после смерти Петра Россия была брошена на произвол борющихся между собой за власть дворцовых группировок. В России снова возникла проблема власти и самозванства, как во время Смуты. В целом славянофилы считали, что наибольшего развития самостоятельная русская жизнь достигла в эпоху Московского царства, а царь Пётр нарушил это постепенное, эволюционное восхождение Руси. Петр своими насильственными реформами внес в Россию чужые, противоположные начала западной (германской) культуры. Реформатор повернул правильное течение жизни народа на ложную дорогу заимствований. Пётр не понимал заветов прошлых поколений, изменил прошлому Русского государства, не понимал русского «национального духа». Поэтому, чтобы остаться верным русскому национальному духу и вернуться к истокам, Россия должна отречься от чужих европейских начал.

По мнению К. С. Аксакова, в результате реформ Петра произошел раскол в русском обществе, служилый класс в культурном отношении был отделён от народа (земщины). Кроме того, государство стало активно вмешиваться в нравственные, хозяйственные и бытовые устои народа, что пагубно сказалось на общем состоянии Российского государства, и на жизни народа. В то же время славянофилы высоко ценили Петра как личность, признавали пользу некоторых его реформ, но в целом считали его действия не национальными и вредными в самом их существе.

Мнение славянофилов не разделяли западники. Так, называют сторонников «европейского пути» в России эпохи 1840—1860 гг. (А. И. Герцен, Н. П. Огарев, Т. Н. Грановский, В. Г. Белинский и др.). Петр I в их глазах был подлинным «создателем России». Западники считали, что до Петра русский народ не был «историческим». Древняя Русь, не знавшая западной (германской) цивилизации, и не имевшая своей, была государством «неисторическим», лишенным развития, осуждённой на вечный застой. Благодаря энергичным преобразованиям Петра I на Западе была заимствована идея развития личности, индивидуализма. Историк К. Д. Кавелин считал, что Россия к концу 17 столетия исчерпала древнюю русскую жизнь, дожив до государственного кризиса. Пётр вывел Российское государство из кризиса на новый путь. Россия перед началом его реформ дошло до полной несостоятельности – культурной, хозяйственной и административной, её могли спасти только коренные реформы. Государство дошло до полного разложения, требовались неимоверные усилия, крайние меры для её спасения. Это и сделал Петр Алексеевич.

Таким образом, западники считали, что преобразования Петра были исторически необходимы, и были тесно связаны с предшествующей эпохой (её отрицательной стороной – кризисом всей системы). «Азиатскую страну», как её называл Белинский, царь Пётр своими реформами приобщил к высокой европейской цивилизации, привил идеи человечности, гуманизма, создал основы для прогресса. До Пётра у русского народа не было ни истории, ни разумной жизни.

С. М. Соловьев, когда отмечалось 200-летие со дня рождения Петра I, выступил со знаменитыми публичными чтениями о преобразователе России. Историк подчеркивал органичность и историческую подготовленность петровских реформ. Для него царь был благодетелем России, подлинным представителем народа. Ученик Соловьева – В. О. Ключевский был также сторонником деятельности Петра, но иногда позволял себе критику его отдельных мероприятий, начал подчеркивать элементы случайности и бесплановости в петровских реформах.

Ученик Ключевского – П. Н. Милюков (будущий лидер Конституционно-демократической партии), утверждал, что реформы Петра являются выражением логики внутреннего развития России, и были процессом подготовленным ходом развития России, а не запланированным лично царем. Кроме того, реформы разрабатывались коллективно, влияние Петра было ограничено, конечные цели преобразований осознавались лишь частично. Милюков также отметил «цену» благодаря которой Россия была возведена в ранг великой европейской державы – разорение страны и сокращение населения.

Большинство историков советской эпохи в целом оценивали деятельность Петра положительно, хотя и отмечали крепостнические методы, репрессии, перенапряжение ресурсов страны, тяжесть войн и реформ для простого народа. Н. И. Павленко, Е. В. Тарле, В. И. Буганов и другие отмечали, что петровские реформы были серьёзным шагом на пути к прогрессу. Эта точка зрения преобладает и в современной российской историографии. Хотя некоторые исследователи подвергают реформаторскую деятельность Петра резкой критике. Так, А. Буровский называет царя-реформатора «бесноватым садистом» и «кровавым извергом», считая, что большую часть положительных мероприятий (в том числе создание регулярной армии) была проведена ещё до Петра. Его же действия только разорили и обескровили Россию, остановив её восхождение, отбросив назад.
Всего комментариев: 0
avatar